Военно-Исторический портал посвященный Второй Мировой войне. » Награждены посмертно » ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА С. Ф. АБЕЛЬХАНОВ
ВООРУЖЕНИЕ СССР
СОВЕТСКИЕ ТАНКИ
СОВЕТСКИЕ САУ
Вооружение воздушных сил. РУССКИЕ САМОЛЕТЫ
Вооружение морских сил (ВМФ). Русские корабли и подводные лодки
Вооружение сухопутных сил. Огнестрельное, минное оружие.
РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ
Советские броневики, БТР и гусеничные машины
Обмундирование и знаки отличия Красной Армии
Штатная организация частей и подразделений РККА
Вооружение артиллерии
ФАКТЫ
РУССКИЕ БРОНЕТАНКОВЫЕ ВОЙСКА
Личности и выдающиеся конструкторы СССР
АСЫ
ГЕНЕРАЛЫ И ПОЛКОВОДЦЫ СССР
ИОСИФ СТАЛИН
ГЕОРГИЙ ЖУКОВ
КОНСТАНТИН РОКОССОВСКИЙ
КЛИМ ВОРОШИЛОВ
ИВАН КОНЕВ
ЛЕОНИД ГОВОРОВ
ФЕДОР ТОЛБУХИН
РОДИОН МАЛИНОВСКИЙ
СЕМЕН ТИМОШЕНКО
НИКОЛАЙ ВАТУТИН
ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА
  • Русские партизаны
  • Украинские партизаны
  • Белорусские партизаны
  • Прибалтийские партизаны
  • Еврейские партизаны
  • Бульбовцы
  • Награды
  • Высшие степени отличия
  • Ордена
  • Медали
  • За подвиги женщинам
  • Сражения и операции СССР
  • 1940
  • 1941
  • 1942
  • 1943
  • 1944
  • 1945
  • Военные карты
  • Горьковская (Нижегородская) область в годы войны
  • Награждены посмертно
  • ГЕРОИ
  • Город Горький - город воинской славы !!!
  • Воспоминания ветеранов ВОВ Нижегородской области
  • Фронтовая жизнь советских воинов
  • Военные марши
  • Песни
  • Дороги войны
  • ПИСЬМА С ФРОНТА
  • Документы и удостоверения
  • ПОДВИГИ
  • Жертвы войны
  • Поле битвы
  • Числа
  • Союзники СССР. Антигитлеровская коалиция
    ПОЛЬША
    ФРАНЦИЯ
    КАНАДА
    АМЕРИКА
    АНГЛИЯ
    ДРУГИЕ СТРАНЫ
    ФОТОГАЛЛЕРЕИ
    Секретные материалы
  • Тайные операции
  • Разведка СССР
  • Тайны
  • РОА
  • Книги и мемуары о войне
  • Книги
  • Мемуары
  • Фотогалерея
  • Военная техника
  • Воины
  • Плакаты пропаганды
  • Картины о войне
  • Элементы сражений
  • ВИДЕО
  • РУССКИЕ ТАНКИ
  • РУССКИЕ САМОЛЕТЫ
  • ФИЛЬМЫ/СЕРИАЛЫ О ВОЙНЕ
  • ПРОПАГАНДА
  • Меню сайта

    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Обратная связь
    Правообладателям
    От авторов сайта
    Ресурсы
    Опрос на сайтеWW2History.ru

    Рокоссовский
    Жуков
    Конев
    Ватутин
    Малиновский
    Говоров
    Толбухин



    Яндекс цитирования
    Яндекс.Метрика
     [ Награждены посмертно ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА С. Ф. АБЕЛЬХАНОВ
    Садык, высокий, сильный, копал землю с каким-то ожесточением, словно хотел поскорей покончить с надоевшим делом и заняться другим. У маленького ростом коренастого паренька Семченко пот градом катился по лицу, а Садыку хоть бы что,
    На позиции послышался шум, топот ног. Товарищ сержант, дымовая завеса!— громким мальчишеским голосом оповестил Семчеяхо. Абелвханов распрямился, по полю летели волны черного дыма, бежали бойцы с оружием в руках. Неслось протяжное «ура-а!». Командир первого огневого взвода младший лейтенант Харюнко — высокий загорелый, в помятом кителе, в хромовых сапогах, заляпанных глиной,— весело закричал:
    Началось, хлопцы, Ей-богу!.. А ну, не маячить на отойти аа акации!.. Приготовить гостинцы неметитПозади заурчали моторы. Неожиданно на дорогу закрытую акациями, выкатилась колонна автомобилей.
    Хлопнув дверцей, из головной машины — низенького «доджа» — выпрыгнул старший лейтенант Александр Зябко, командир четвертой батареи.
    Немцы тикают! — с радостью крикнул он.— Прицепить орудия!.. Вперед, за ридну Украину!
    В считанные минуты огневая позиция батареи опустела. Колонна автомашин с орудиями на прицепе, окутываясь облаком пыли, помчалась по грунтовой дороге к селу.
    Садык сидел в кузове «студебеккера» на ящике со снарядами. На коленях у него лежал ручной пулемет Дегтярева. На другом ящике, справа, пристроился его юный друг Павлик. Машину швыряло из стороны в сторону, подкидывало на ухабах и, чтобы не вывалиться, они держались аа задний борт.
    На повороте открылось задымленное поле, замелькали постройки, сады, делянки высокой желтой кукурузы. То тут, то там вздымалась земля, поднятая взрывами. Противник не «тикал», а отходил, поставив на пути преследователей артиллерийский заслон.
    Пробившись сквозь завесу дыма и огня, артиллеристы Александра Зябко первыми ворвались в село, расположенное неподалеку от Днепра...
    Наши войска продолжали преследовать противника, с боями отступающего к Запорожью, но четвертой батарее было приказано.., отдыхать.
    Командир 1248-го истребительно-противотаикового артиллерийского полка (ИПТАП) майор Сердюков посадил комбата в свой «виллис».
    — Поедем, Зябко, смотреть Днепр — где и как лучше форсировать с ходу, пока немцы не очухались! Это было под вечер 26 сентября 1943 года. Форсирование Днепра началось в час ночи 27 сентября 1943 года. Было тихо. На черном небосводе светились крупные звезды и мерцала алмазная россыпь Млечного Пути, смутно отражаясь в водной глади широкого затона.
    В час ночи поплыли на весельных лодках группы стрелков штурмового батальона.
    Бойцы взвода Харченко — в фуфайках, касках, с вещевыми мешками за плечами, с пристегнутыми к ним котелками, с неприкосновенным запасом продовольствия, полученным каждым,— ожидали погрузки в кустах, возле своих 67-миллиметровых пушек.
    Младший лейтенант Харченко, высоченный двадцатилетний детина, убеждал бойцов, что условия для форсирования благоприятны. Похоже на то, немцы не подозревают, что русские решили переправиться в широком течении Днепра. Подумать только, более трех километров!
    — Обставим немцев, как пить дать! Ей-богу! — с усмешкой воскликнул взводный.
    Правильно! — поддержал сержант Абельханов.— Нагрянем на фашистов внезапно, устроим шурум-бурум!
    Погрузились на первый понтон в третьем часу. Артиллеристы расположились в носовой части у орудий. Далее разместилисть стрелки, пулеметчики, саперы, минеры. Старшим на понтоне был комбат Зябко, он и доложил заместителю командира полка по политчасти о готовности. Тот пожелал успеха и подал команду: «Вперед!»
    Сняли трап. Упираясь кольями о дно затона, оттолкнули понтон с мелководья. Водитель катера-тягача запустил мотор. Натянулся трос, и понтон с десантом медленно поплыл в непроглядную тьму. Разом смолкли голоса, установилась тревожная тишина. Слышны были только приглушенный рокот мотора да плеск волн о борта.
    Когда вышли из затона на речной простор, подул легкий встречный ветер. Движение замедлилось, хотя мотор тягача работал во всю силу.
    Абельханов, держась за перила, стоял рядом с сержантами Хайруллиным и Манджиевым. Задумавшись, он ушел в себя.
    Садыку представилось, будто он стоит на круче, у излома реки Пьяны, смотрит, как пенятся и крутятся в заводи водовороты. И чудится ему, что в волнах мелькает чья-то голова, слышится крик родного брата Абдурахима: «Помогите!» Садык не раздеваясь, в рубахе и штанах бросается в воду. Быстро доплывает до утопающего, хватает за волосы, плывет и тянет его за собой к берегу... Да это же было в самом деле, лет двадцать тому назад. Садык вытащил Абдурахима на песок чуть живого, еле откачали. На следующий год на том же злополучном месте тонул деревенский мальчуган, и Садык спас его. А вот Садык уже шагает по тропе к усадьбе своей матери. Мать, почти слепая, сухими жилистыми руками гладит его по кудрям и лицу. На прощанье говорит: «Обо мне не беспокойся. Садык. Я свое прожила, уже восьмой десяток. Думай детях!..
    Хмурый, ветреный день. По небу ползут клочья грязно-серых облаков. Накрапывает дождь. Жена Зайтуня провожает до околицы деревни. Садык в свитере, поношенных брюках и ботинках несет на руках двухлетнюю дочурку Ракию. Та, шаловливая, все хохочет, заигрывает с отцом — ей невдомек, что отец уходит на фронт и она, может быть, видит его в последний раз. Старшие дочери — четырехлетняя Нажия и шестилетняя Фагима держатся за подол матери.
    Опустил Садык дочь на землю, она разревелась. Разом подхватили Нажия и Фагима, заголосила теща.
    Садык наказывает жене: «Моих вещей не жалей, продавай, лишь бы дети были сыты и здоровы. На войне всякое бывает, а если что случится, скажи дочерям, что их отец мечтал дать им образование». Зайтуня сникла, побелела, ни слова не проговорила, только согласно кивала головой...
    Садык тяжело вздохнул: «Как там живут сын Шамиль и Фарида?»
    Очнулся Садык от толчка в бок. Сержант Манджиев, командир второго орудия, он же парторг батареи, небольшого роста, с монгольским скуластым лицом, говорил ему вполголоса:
    — Вчера четыре человека подали заявления о приеме в партию. Тебя знаем как передового бойца — вместе освобождали города Барвенково, Павлоград, Синелъниково, Славгород. Почему не пишешь заявление?
    — Ты знаешь, Лиджи, у меня куча детей, и грамоты маловато.
    — Неправильно понимаешь! Коммунист на фронте должен быть впереди!
    — Тогда и меня считай коммунистом. За спины других я не прятался...
    В 1248-й ИПТАП сержант Абельханов прибыл сравнительно недавно — весной 1943 года, когда полк находился в лагере на берегу Северного Донца на доукомплектовании.
    Попал он в четвертую батарею замковым в расчет Хайрул-лина.
    В молодежном взводе Харченко Садык выделялся и возрастом и степенным видом. Ему было уже 34 года.
    Он быстро подружился с товарищами. О себе рассказывал: — В войну с белофиннами служил в зенитной артиллерии. В Отечественную призвали в сентябре прошлого года, потому что имел броню по месту работы. Участвовал в боях под Сталинградом в составе армейского запасного артполка. Наград пока никаких нет.
    Родился в деревне Семеновке Краенооктябрьского района Горьковской области. Отец с молодых лет жил в Петрограде, работал на железной дороге смазчиком, слесарем.

    Внезапно раздались выстрелы по в потоке холодной воды окатили людей и с шумом раздались по днищу. Задвигались сбитые с места ящики и мешки. Падали люди, хватаясь друг за друга. Но моторист недотянул десант к берегу, где разгорелся бой и наши ждали подкрепления.
    Немцы навесили осветительные фонари осветив транспорт, обрушили шквал огня с оставалось метров сто пятьдесят.
    Пенилась и бурлила вода от взрывов снарядов и мин, рой летающих пуль с угрожающим свистом проносился над головами десантников. Охнул, прижав одной рукой другую Лебедев.
    Фельдшера! — кричали на корме.
    — Убили наповал!
    — Так, гады, нас всех перещелкают!
    — Тихо, не паникуй! Кто-то бултыхнулся в воду.
    В этот момент вспыхнул катер и засветился, как большой факел, разбрызгивая красноватые от огня капли.
    Комбат Зябко, сложив руки рупором, резким голосом призывал.
    — Спокойно, товарищи! Берег близко!
    Водитель не отзывался, мотор заглох. Казалось, что катер остановился, понтон по инерции движется, сближаясь с ним. Того и гляди, пожар перекинется на боеприпасы.
    Ориентируясь на охваченный пламенем катер, противник вел прицельный артиллерийско-минометный огонь. Все ближе и ближе подымались фонтаны разрывов, от осколков и пуль
    устрашающе клокотала вода.
    Зябко обратился к своим бойцам:
    — Добровольцы, ко мне!
    Еще не зная, для чего понадобились добровольцы, Абельханов и Манджиев, стоявшие поблизости от комбата, шагнули к нему.
    — Надо потушить пожар на катере, обрубить трос и, обвязавшись веревкой, искать брод, оттуда будем подтягивать понтон к берегу. Кто это может сделать? — спросил Зябко.
    — Я готов выполнить ваше задание! — доложил Манджиев.
    — Приступай, Лиджи!
    — Я тоже готов! —- дал знать Абельханов. —- Давай, Садык!
    Обвязавшись одним концом веревки по поясу и взяв сапер-аопорик, Манджиев спустился в воду, крякнул и, держась рукой за трос, поплыл. Бунт веревки, другим концом привязан к борту, держал сапер и по мере удаления Манджиева
    Абельханов передал пулемет Хайруллину, сунул за пазуху пистолет ТТ, передвинул за спину нож, висящий на поясе, и, как был — в каске, фуфайке, в ботинках с обмотками,— прыгнул в Днепр.
    В первое мгновение у Садыка перехватило дыхание, по телу прошла дрожь, ноги онемели. Но он быстро справился с собой, нащупал трос и, подтягиваясь, нагнал Манджиева. До цели было 10—12 метров.
    На катере горел мотор, ярко озаряя бледное лицо водителя, склонившегося над рулем. Он настолько обессилел, что не говорил, только главами показывал на правую руку в окровавленном рукаве фуфайки.
    Манджиев первым делом обрубил трос —и горящий катер, плывя по течению, стал отдаляться от понтона. Абельханов вышвырнул за борт канистры с горючим и маслом. Затем, пошарив рукой по днищу лодки, по щиколотку заполненной водой, нащупал черпак и стал заливать огонь.
    Ну, Садык, ты помоги раненому добраться до понтона, а я буду искать брод,— сказал Манджиев и спрыгнул с катера.
    Абельханов потушил пожар и, поскольку катер заметно отнесло в сторону, на веслах погнал лодку к правому берегу. Там его встретили десантники-пехотинцы и приняли тяжело раненного моториста.
    Нашлись и другие добровольцы искать брод, а на мели они на веревках подтягивали понтон к берегу.
    Светало. Восточный небосклон окрасился в сиреневый цвет. И хотя на Днепр садился густой туман, можно было разглядеть песчаную косу, упирающуюся в крутой, обрывистый берег.
    Чуткий слух старшего лейтенанта Зябко уловил звуки перестрелки. Он снова обратился к бойцам:
    — Слышите? Идет бой за плацдарм! Может, наши истекают кровью. Поспешим на помощь! Здесь мелко, приступаем к разгрузке!
    Садык Абельханов встречал понтон и, как другие десантники, ступая по грудь в воде, на плече носил ящики со снарядами. Потом на веревках перетащили на землю и пушки.
    С помощью солдат штурмового батальона пушки на веревках подняли на самую кручу.
    — Ура! — радостно вскричали стрелки в окопах.— На помощь прибыли боги войны!
    Под прикрытием двух танков гитлеровцы рвались к нашим позициям.
    Натренированные расчеты Хайруллина я Манджиева на руках перекатили пушки за полосу редкого кустарника и прямой наводкой открыли огонь по танкам. Когда один танк загорелся, немцы отошли.
    Догорала заря. Красный шар лежал на кромке горизонта, оранжевым огнем плавились закраины дымчатых облаков. На поле, заросшем метелками полыни и ковыля, как ртуть, сверкала и переливалась обильная роса. Мягкие лучи солнца румянили поблекшие от бессонницы лица артиллеристов.
    Передовая позиция десантников, захвативших плацдарм, теперь напоминала дугу, концы которой упирались в обрыв над Днепром. Правый конец этой дуги удерживали огневой взвод Харченко и стрелковый взвод штурмового батальона. Причем орудие Хайруллина стояло возле дуба, у обрыва. В его расчете оставалось шесть человек — наводчика Лебедева с перебитой при обстреле понтона рукой оставили на берегу, для эвакуации в медсанбат.
    Сержант Садык Абельханов стал наводчиком. Его заместителем назначили девятнадцатилетнего красноармейца Семена Королькова.
    От окопов Хайруллина до немцев рукой подать — те находились за ложбиной, разделяющей участки выжженного и покореженного взрывами орешника. Орудие Манджиева поставили в сотне метров левее.
    Еще кое-где дымились воронки и обгорелые кусты, а комбат Зябко пробрался на позицию взвода Харченко. Он считал ее наиболее уязвимой, так как пехотное прикрытие было явно недостаточным.
    Вместе с комбатом Зябко пришел и лейтенант Леонид Ката-манов, начхим полка. Расселись кто на бруствере окопа, кто за кустом на траве, кто на станине орудия.
    Комбат объявил о прибытии на плацдарм огневого взвода первой батареи и что командир артгруппы майор Соломатин находится на позиции первой батареи старшего лейтенанта Мельникова. Потом Зябко сообщил неприятные вещи. Из-за сильного огневого противодействия противника переправа через Днепр прекращена. Так что ждать пополнения и поступления боеприпасов и продовольствия не приходится. Надо надеяться на свои силы. Беречь снаряды и патроны, не стрелять попусту. В районе села Войсковое слышен гул моторов — противник подтягивает подкрепление.
    В заключение командир батареи поставил боевую задачу дня: глубже зарываться в землю и отбить все контратаки противника.
    Зябко окинул внимательным взглядом осунувшиеся лица солдат. Кое-как отжатые после «купания» в реке гимнастерки и брюки бойцов, как и у него самого, дымились, досыхая на теле.
    — День обещает быть жарким! Высохнем! — подбодрил комбат.— Не вешайте головы! Силы у нас немалые — целый батальон пехоты да артгруппа из двух батарей! Мы — артиллеристы не простые, а классные истребители танков! Днепр форсировали успешно.
    Не пропали на воде, а на суше и подавно! — вставил
    Манджиев.
    — Воздух! — крикнул наблюдатель.
    — В укрытия! — подал команду Зябко. Про себя подумал: «Днем противник обрушит на нас все силы и средства. Попали мы из огня да в полымя».
    Над траншеями десантников стрекотал немецкий самолет. Чувствуя отсутствие зенитных средств, фашистский пилот при втором заходе нахально спустил самолет до предельно низкой высоты, летел, чуть ли не задевая колесами брустверы окопов, и было видно, как он, в очках, заносил руку за борт и кидал черные чушки — мелкие бомбы и гранаты.
    Еще не скрылся отбомбившийся самолет, как в кустах, ложбине, поле, вблизи окопов содрогнулась и вздыбилась земля.
    В первую же минуту, когда толком не поняли, что начался очередной, более сильный артиллерийский обстрел, был тяжело ранен осколком снаряда командир расчета Хайруллин. Он стонал, громко кричал: «Будь трижды проклят подлый фашист!» И еще бормотал что-то по-татарски.
    К нему подбежал Абельханов, ножом распорол брюки. Хлынула кровь. Садык жгутом перехватил бедро, бинтуя рану, он разговаривал с командиром на родном языке.
    Хайруллин забылся на дне окопа, а Садык объявил бойцам:
    — Командование расчетом беру на себя! Драться до последнего!
    За артподготовкой последовала контратака танков и гитлеровской пехоты.
    И еще много раз в течение дня повторялось: бомбежка, ар-тиллерийско-минометный обстрел, контратака.
    Хотя защитники плацдарма мужественно и умело отбивали наскоки врага, положение их ухудшалось с каждым часом — люди выбывали из строя, боеприпасы были на исходе. Верно, и противнику был нанесен ощутимый урон — к полудню было сожжено и подбито семь танков, истреблено более сотни гитлеровцев. Сбит наконец и самолет. Но немцы подняли в воздух аэростат с подвешенной гондолой, в которой находился корректировщик артогня. Наши позиции были перед ним как на ладони.
    Самую сильную контратаку фашисты предприняли во втором часу дня. Раскаленный диск солнца висел над задымленным полем. Было душно. Во рту пересохло, в голодном желудке подсасывало и подташнивало. В термосе, принесенном старшиной Шмелевым, не осталось воды ни капельки. Язык как суконка.
    Запищал зуммер. Садык поднял трубку полевого телефона. Комбат Зябко со своего наблюдательного пункта командовал: — Слева — танки противника. Справа, на опушке кустов, замечена автомашина с пехотой. Приготовиться к отражению атаки!
    Сквозь дым и неосевшую пыль Садык увидел танки. Они шли двумя колоннами, наращивая скорость и приближаясь к центральному участку линии обороны.
    — Расчет, к бою! Бронебойным, заряжай! — командовал Абельханов. У панорамы орудия стал Корольков. Садык из окопа наблюдал за полем боя. Уже шесть танков коптили небо, но остальные упрямо лезли вперед. За ними бежали автоматчики.
    Центральный участок окутался дымом. Гулкие пушечные выстрелы. Грохот взрывов. Дробный перестук автоматов и пулеметов.
    Корольков дал по танкам пять-шесть выстрелов. И вдруг взмахнул руками и замертво свалился. Туча пуль искрилась и жужжала за окопами Абельханова. Увлеченный стрельбой по танкам, Садык не заметил, как от прибрежных кустов отделились и прямо через открытое поле шли к его орудию немецкие автоматчики.
    Абельханов поднял телефонную трубку и услышал голос комбата:
    — Садык, тебя атакуют! По пехоте, огонь!
    Откуда ни возьмись, в окоп спрыгнул младший лейтенант
    Харченко.
    — Садык, к орудию! Осколочным, заряжай!
    Несмотря на то что в расчете Абельханова было четыре человека, стрельба велась безостановочно, снаряды выкашивали цепи атакующих. Харченко поражал фашистов из ручного пулемета. Навстречу гитлеровцам поднялись и бросились врукопашную бойцы штурмового батальона.
    Атака была отбита. На центральном участке некоторое время еще продолжалась рукопашная схватка. Потом и там бой затих.
    Немалые потери понесли десантники. Во взводе Харченко осталось в строю менее половины. Был тяжело ранен в голову командир второго орудия Лиджи Манджиев. Его расчет подбил четыре танка, и когда танки прорвались на его позицию, Манджиев вступил в схватку с танкистами у горящей машины.
    Вечерело. Словно кровью налились облака... Улеглись гейзеры последнего артналета. Дымилось поле, столбы пыли казались багровыми.
    Два окопа на позиции Абельханова обвалились. Пушка опрокинулась вверх колесами, к счастью, она не повреждена. Снарядного Тихомирова засыпало землей, но его быстро откопали, и сейчас он лежит на пыльной траве с мертвенно-серым лицом и открытым ртом дышит, как рыба, выброшенная на берег. Павел Семченко, с забинтованной головой, поит его водой из своей фляжки. Харченко и Абельханов, чудом уцелели в этом море огня, бушевавшего без перерыва весь день, лежат ничком на склоне рыхлой, дымящейся воронки, раскинув ноги. Молча курят и равнодушно глядят на пылающий закат. Рядом валяются их каски, винтовка, автомат.
    — Двенадцать атак отбили, Садык,— сказал взводный.— По всему видно, немцы выдыхаются.
    — У нас тоже мало чего осталось,— хриплым голосом заметил Садык.— Снарядов у меня только два, патронов в моем автомате — полдиска.
    — Поэтому и решено: если немцы сунутся еще раз, подпустить их поближе, обстрелять и сразу броситься им навстречу, врукопашную.— Офицер вздохнул и тут же улыбнулся, дружески похлопал Абельханова по плечу.— У нас с тобой, Садык, руки цепкие, ни один немец не вырвется живым. Смотри-ка, Садык, кажется, начинается тринадцатая контратака!
    На поле, пронизанном красными лучами заходящего солнца, местами перепаханном снарядами, показались гитлеровцы. Они шли в полный рост, наверное, пьяные или уверенные в том, что русских почти не осталось.
    Харченко строго наказал бойцам: «Без команды не стрелять!» — и вместе с Абельхановым переполз к орудию. Замерли в ожидании и воины стрелкового взвода. На позиции мертвая тишина. Гляди в оба! Кто кого?
    Все ближе и ближе подступают немцы. До них уже не больше сотни метров. Уперев приклады в живот, они сеют смертоносный огонь. Садык натягивает спусковой шнур, ждет сигнала. Взвилась красная ракета. Огонь!
    Залпом ударили орудия батареи. В упор стреляли пулеметы, автоматы. Полетели гранаты.
    Гитлеровцы опешили. Раздался звонкий призывный голос комбата Зябко:
    — За Родину, в атаку! Ура!
    — Ура-а! — поддержали бойцы и с криками: «Бей гадов!, Смерть фашизму!» устремились на врага.
    Харченко с винтовкой, Абельханов с автоматом бежали впереди, настигая фашистов. Следом за ними мчались, чертыхаясь и матерясь, два дюжих бойца штурмового батальона.
    Близ траншеи противника возникла свалка. Харченко, взяв винтовку за ствол, бил немцев прикладом по головам. Садык на бегу уложил выстрелами из автомата трех фашистов. Первым прыгнул в немецкий окоп и прикладом размозжил голову долговязому фрицу. Замахнулся на другого, но тот выпустил автоматную очередь. Павел Семченко бросился на помощь, но было поздно.
    Сгустились сумерки. Бойцы штурмового батальона овладели неприятельской траншеей. Артиллеристы отходили к своим пушкам.
    Держась за ствол винтовки и опираясь на нее как на костыль, прихрамывая, подошел младший лейтенант Харченко. Лицо мрачнее тучи, под глазами темные круги, гимнастерка порвана, правая брючина и сапог в крови. Глаза горят бешеным огнем.
    — Товарищ комбат, контратака отбита! — глухим голосом я он.— Отличился сержант Абельханов, который на моих глазах убил трех фрицев.
    — А где он сам? — спросил Зябко.
    — Где-то позади...— Повернувшись назад, Харченко гром-о позвал: — Абельханов, к комбату!
    — Здесь Садык,— откликнулся Семченко. Зябко и Катаманов переглянулись.
    Показались солдаты. Четверо из них несли на плащ-палат-Садыка Абельханова. Офицеры сняли фуражки. У Харченко навернулись слезы. Он откинул покрывало, расстегнул ремень, поднял подол окровавленной гимнастерки — живот и грудь были пробиты автоматной очередью. Павел Семченко плакал.
    Еще горевали над телами погибших, как позиции огласились восторженными криками:
    — Пополнение прибыло!
    В течение ночи на плацдарм были переброшены другие стрелковые подразделения 333-й стрелковой дивизии, вместе с ми орудия, минометы и «катюши». Утром были захвачены аншеи противника на обратных скатах высоты. Потом фашисты были отброшены от берега на четыре километра и на плацдарм сплошным потоком устремились части и соединения 8-й гвардейской армии.
    С этого плацдарма в октябре 1943 года они нанесли мощные удары по тылам и коммуникациям противника, чем спо-бствовали разгрому войсками 3-го Украинского фронта немецкого гарнизона в Запорожье — цитадели обороны врага на ге Украины. С этого же плацдарма было развернуто успешное аступление на никопольском направлении.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 марта 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и героизм Садыку Абельханову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
    Память о Садыке Фахретдиновиче Абельханове живет.
        
     
    | Просмотров: 2682 |
    ОРУЖИЕ ВЕРМАХТА. ГЕРМАНСКИЕ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ
    НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ
    НЕМЕЦКИЕ САУ
    НЕМЕЦКИЕ САМОЛЕТЫ. ОРУЖИЕ ЛЮФТВАФФЕ
    СЕКРЕТНЫЕ ПРОЕКТЫ ЛЮФТВАФФЕ
    Опознавательные знаки немецких танковых частей
    Тактика немецких танковых групп
    Оружие сухопутных войск (HEER). Огнестрельное, минное оружие.
    Немецкие броневики, БТР и различные гусеничные машины.
    Оружие Кригcмарине (ВМФ). Немецкие корабли, подводные лодки
    Артиллерия Вермахта. Немецкие пушки, минометы.
    Трофейная техника на службе Вермахта
    Оружие возмездия
    Инженерная техника и сооружения
    Обмундирование и элементы экипировки немецких солдат
    ВЕРМАХТ
    АВТОМОБИЛИ И ГРУЗОВИКИ ВЕРМАХТА
    ВОИНСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ВЕРМАХТА
    НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ И САУ. Оружие Панцерваффе
    ФАКТЫ
    Главнокомандующие Вермахта
    ГЕРМАН ГЕРИНГ
    ГЕЙНЦ ГУДЕРИАН
    ГЕНРИХ ГИММЛЕР
    ЭРИХ ФОН МАНШТЕЙН
    ЭРВИН РОММЕЛЬ
    КАРЛ ДЕНИЦ
    ГЕРД ФОН РУНШТЕДТ
    ВИЛЬГЕЛЬМ КЕЙТЕЛЬ
    ЭВАЛЬД КЛЕЙСТ
    АЛЬБЕРТ КЕССЕЛЬРИНГ
    ЛИЧНОСТИ
    Суд в Нюрнберге
    Партийные организации Германии
  • ГЕСТАПО
  • Германский трудовой фронт
  • Гитлерюгенд
  • Лига немецких девушек
  • НСДАП
  • НСКК
  • ПИМПФ
  • SS(Shutz Staffel)
  • SA (Sturmabteilung)
  • ТУЛЕ
  • Награды Германии
  • Награды ВДВ
  • Награды личного состава Вермахта и СС
  • Награды высшего командного состава
  • Награды полиции и гражданского населения
  • Награды пехотинцев
  • Награды танковых подразделений
  • Награды подразделений ПВО
  • Награды ВМФ
  • Секреты Вермахта
  • Тайное оружие Германии
  • Новая Швабия в Антарктиде
  • Летающие тарелки Германии
  • Оккультный Рейх
  • Экспедиции нацистов
  • Преступления против человечества
  • Секретные операции Абвера
  • Книги и мемуары о войне
  • Книги и мемуары немецких генералов
  • Немецкие авторы о войне
  • Музыка и песни Третьего Рейха
  • Военные марши Германии
  • Песни
  • Неизвестный Гитлер
  • Адольф Гитлер
  • Рейхстаг
  • ТРЕТИЙ РЕЙХ
  • Картины Гитлера
  • Фото Адольф Гитлер
  • Союзники Германии
    ЯПОНИЯ
    ИТАЛИЯ
    ИСПАНИЯ
    ЛИТВА
    ЭСТОНИЯ
    ЛАТВИЯ
    ХОРВАТИЯ
    ЧЕХИЯ
    ФИНЛЯНДИЯ
    СЛОВАКИЯ
    ВЕНГРИЯ
    РУМЫНИЯ
    АВСТРИЯ
    Немецкие художники о войне и своем народе
  • Картины
  • Плакаты пропаганды Германии
  • Фотогалереи
  • Фотогалереи-ВИДЕО
  • Немецкая военная техника
  • Немецкие солдаты
  • Боевая обстановка
  • ВИДЕО
  • Военные операции Германии
  • 1939
  • 1940
  • 1941
  • 1942
  • 1943
  • 1944
  • 1945
  • Военные карты
  • ---

    WW2HISTORY.RU | Возрастные ограничения от 21+