ОТ ЗОНТИКА К ПИКИРУЮЩЕМУ БОМБАРДИРОВЩИКУ » Танки, САУ, Артиллерия, стрелковое оружие, минное оружие, авиация, инженерная техника сражавшихся сторон. Тайны Второй мировой войны.Битвы, сражения Второй мировой войны на WW2History.ru
Военно-Исторический портал посвященный Второй Мировой войне. » Книги и мемуары немецких генералов » ОТ ЗОНТИКА К ПИКИРУЮЩЕМУ БОМБАРДИРОВЩИКУ
ВООРУЖЕНИЕ СССР
СОВЕТСКИЕ ТАНКИ
СОВЕТСКИЕ САУ
Вооружение воздушных сил. РУССКИЕ САМОЛЕТЫ
Вооружение морских сил (ВМФ). Русские корабли и подводные лодки
Вооружение сухопутных сил. Огнестрельное, минное оружие.
РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ
Советские броневики, БТР и гусеничные машины
Обмундирование и знаки отличия Красной Армии
Штатная организация частей и подразделений РККА
РУССКИЕ БРОНЕТАНКОВЫЕ ВОЙСКА
Личности и выдающиеся конструкторы СССР
АСЫ
Вооружение артиллерии
ФАКТЫ
ГЕНЕРАЛЫ И ПОЛКОВОДЦЫ СССР
ИОСИФ СТАЛИН
ГЕОРГИЙ ЖУКОВ
КОНСТАНТИН РОКОССОВСКИЙ
КЛИМ ВОРОШИЛОВ
ИВАН КОНЕВ
ЛЕОНИД ГОВОРОВ
ФЕДОР ТОЛБУХИН
РОДИОН МАЛИНОВСКИЙ
СЕМЕН ТИМОШЕНКО
НИКОЛАЙ ВАТУТИН
ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА
  • Русские партизаны
  • Украинские партизаны
  • Белорусские партизаны
  • Прибалтийские партизаны
  • Еврейские партизаны
  • Бульбовцы
  • Награды
  • Высшие степени отличия
  • Ордена
  • Медали
  • За подвиги женщинам
  • Сражения и операции СССР
  • 1940
  • 1941
  • 1942
  • 1943
  • 1944
  • 1945
  • Военные карты
  • Горьковская (Нижегородская) область в годы войны
  • Награждены посмертно
  • ГЕРОИ
  • Город Горький - город воинской славы !!!
  • Воспоминания ветеранов ВОВ Нижегородской области
  • Фронтовая жизнь советских воинов
  • Военные марши
  • Песни
  • Дороги войны
  • ПИСЬМА С ФРОНТА
  • Документы и удостоверения
  • ПОДВИГИ
  • Жертвы войны
  • Поле битвы
  • Числа
  • Союзники СССР. Антигитлеровская коалиция
    ПОЛЬША
    ФРАНЦИЯ
    КАНАДА
    АМЕРИКА
    АНГЛИЯ
    ДРУГИЕ СТРАНЫ
    ФОТОГАЛЛЕРЕИ
    Секретные материалы
  • Тайные операции
  • Разведка СССР
  • Тайны
  • РОА
  • Книги и мемуары о войне
  • Книги
  • Мемуары
  • Фотогалерея
  • Военная техника
  • Воины
  • Плакаты пропаганды
  • Картины о войне
  • Элементы сражений
  • ВИДЕО
  • РУССКИЕ ТАНКИ
  • РУССКИЕ САМОЛЕТЫ
  • ФИЛЬМЫ/СЕРИАЛЫ О ВОЙНЕ
  • ПРОПАГАНДА
  • Меню сайта

    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Обратная связь
    Правообладателям
    От авторов сайта
    Ресурсы

    Яндекс цитирования
    Яндекс.Метрика
     [ Книги и мемуары немецких генералов ОТ ЗОНТИКА К ПИКИРУЮЩЕМУ БОМБАРДИРОВЩИКУ
    Наверх, на первый этаж! Я карабкаюсь на подоконник с зонтиком, открываю
    его, смотрю вниз, и быстро прыгаю, чтобы не успеть испугаться. Я приземляюсь
    на мягкой цветочной клумбе, и с удивлением узнаю, что сильно ушибся и сломал
    ногу. Самым обманчивым образом, как склонны вести себя все зонтики, мой
    "парашют" вывернулся наружу и почти не задержал мое падение. Но я
    преисполнен решимости: я стану летчиком.
    После краткого флирта с современными языками в местной школе, где я
    глотал классиков и учил греческий и латынь в Сагене, Ниски, Герлитце и
    Лаубане, - отца переводили из одного прихода в другой в прекрасной провинции
    Силезия, - мое школьное образование закончено. Мои каникулы почти всецело
    посвящены спорту, в том числе и мотоциклетному. Легкая атлетика летом и
    катание на лыжах зимой заложили основу для крепости тела, так пригодившейся
    мне в дальнейшем. Мне нравилось все, поэтому я не специализировался в
    какой-то одной области. Наша деревня не могла предложить обширный кругозор -
    мое знание спортивного снаряжения было почерпнуто из одних лишь журналов,
    так что я практиковался в прыжках с шестом, перепрыгивая через веревку для
    сушки белья, повешенную моей матерью. Только позднее, используя подходящий
    шест из бамбука, я смог преодолеть вполне приличную высоту. Когда мне было
    десять лет, я отправился в Эленгебирге, в сорока километрах от нашего дома с
    лыжами, подаренными мне на рождество, и там научился на них кататься...
    Неожиданно были созданы Люфтваффе, которым потребовались кандидаты в
    офицерский резерв. Я был "черной овцой" и не надеялся, что мне удастся сдать
    вступительный экзамен. Я знал несколько парней, значительно старше меня,
    которые пытались его сдать, но так и не смогли. По-видимому, будут отобраны
    шестьдесят человек из шестисот, и я не могу вообразить себе, каким чудом я
    окажусь среди этих десяти процентов. Судьба, тем не менее, решила наоборот,
    и в августе 1936 г. я держу в руках уведомление о том, что с декабря я буду
    учиться в военной школе в Вильдпарке-Вердере. За школьным выпускным вечером
    в августе последовали два месяца работ в составе Трудового фронта на
    строительстве плотины через Нейсе в районе Мускау. Во время первого семестра
    в Вильдпарке-Вердере мы, курсанты, прошли этап базовой тренировки. Наша
    пехотная подготовка была завершена в шесть месяцев. Самолеты мы видели пока
    только с земли. Строгие правила запрещают курить и пить спиртное,
    ограничивают все свободное время физическими упражнениями и играми, в моде
    показное равнодушие к соблазнам расположенной неподалеку столицы. Я не
    заработал ни одной низкой оценки по военной и физической подготовке и
    поэтому мой надзирающий офицер, лейтенант Фельдман, вполне удовлетворен. Тем
    не менее, я не пользуюсь и репутацией "тихой рыбы".
    Второй семестр мы проводим в соседнем городе Вердере, курорте на озере
    Хавель. Наконец-то нас учат летать. Компетентные инструкторы посвящают нас в
    таинства авиации. Вместе с сержантом Дизельхорстом мы упражняемся в полетах
    по кругу и в посадках. Примерно на шестнадцатый раз я способен предпринять
    одиночный полет, и это достижение позволяет мне стать средним учеником в
    своем классе. Наряду с летными уроками продолжаются занятия по техническим и
    военным дисциплинам, одновременно мы посещаем и продвинутый офицерский курс.
    Он заканчивается в конце второго семестра, и мы получаем звание пилотов.
    Третий семестр, снова в Вильдпарке, уже не такой разношерстный. Полетам
    уделяется мало внимания, напротив, воздушной тактике, атакам наземных целей,
    методам обороны и другим специальным предметам часов отведено гораздо
    больше. Тем временем меня посылают в Гибельштадт, неподалеку от Вюрцбурга,
    прелестного старинного города на Майне, где я прикреплен к летной части в
    качестве офицера-кадета. Постепенно приближается срок нашего проходного
    экзамена и начинают распространяться слухи о том, в какой части и кем мы
    будем служить. Почти все до последнего человека мы хотим стать
    пилотами-истребителями. Но это, очевидно, невозможно. Ходят слухи, что весь
    наш класс будет приписан к бомбардировочной авиации. Тем, кто сдаст трудный
    экзамен, обещают повышение в чине до старшего офицера-кадета и службу в
    элитных частях.
    Незадолго перед окончанием летной школы нас посылают с визитом в школу
    артиллеристов-зенитчиков на побережье Балтики. Неожиданно туда прибывает
    Геринг{1} и произносит речь. В конце своей речи он призывает нас вступать
    добровольцами в части пикирующих бомбардировщиков. Он говорит нам, что
    нуждается в молодых офицерах для только что формируемых эскадрилий
    пикирующих бомбардировщиков ("Штук"){2}. Мне не нужно тратить много времени,
    чтобы принять решение. "Ты хотел бы стать пилотом-истребителем", говорю я
    сам себе, "но придется стать летчиком-бомбардировщиком. Так что ты можешь
    также вызваться добровольцем на "Штуки" и покончить с этим". В любом случае,
    я не представляю себя пилотом тяжелого бомбардировщика. Я раздумываю
    недолго, и вот уже мое имя включено в список кандидатов. Через несколько
    дней нам объявляют, в какие части предстоит отправиться. Почти все
    выпускники приписаны к истребительной авиации! Я горько разочарован, но
    ничего не могу поделать. Я - пилот "Штуки". И вот я вижу, как мои счастливые
    товарищи разъезжаются кто куда.
    В июне 1938 года я прибываю в Грац, в живописную провинцию Штирию,
    чтобы доложить о своей приписке к этой части в качестве старшего
    офицера-кадета. Три месяца назад немецкие войска вошли в Австрию и население
    полно энтузиазма. Эскадрилья, расквартированная в деревне Талерхоф, недавно
    получила Ю-87 и одноместные Хеншели больше не будут использоваться в
    качестве пикирующих бомбардировщиков. Основы боевой учебы - отработка
    пикирования под всеми возможными углами вплоть до 90 градусов, полеты в
    строю, стрельба из бортового оружия и бомбежка. Мы вскоре становимся хорошо
    знакомы с этой программой. Нельзя сказать, что я учусь быстро, кроме того,
    остальные летчики прошли все эти испытания еще до моего прибытия. Мне нужно
    слишком много времени, чтобы догнать их, слишком много для того, чтобы
    командир моей эскадрильи был доволен. Я схватываю так медленно, что он
    перестает верить, что я когда-нибудь вообще все это одолею. Мое положение не
    становится более легким из-за того, что я провожу свои свободные часы в
    горах, или занимаясь спортом, а не за разговорами в офицерской столовой, а
    когда я там все-таки появляюсь, то довольствуюсь стаканом молока.
    Тем временем я получаю звание офицера-летчика и в рождество 1938 года
    эскадрилье приказано выделить офицера для подготовки в качестве
    летчика-разведчика. Все другие эскадрильи вернули незаполненные формы, ни
    одна из них не захотела отпускать своих людей. Тем не менее, это предложение
    оказалось великолепной возможностью для того, чтобы послать любителя молока
    в самую глушь. Естественно я возражал, я хотел остаться со "Штуками". Но все
    мои усилия вставить палки в колеса военной машины не принесли никаких
    результатов.
    Таким образом, в январе 1939 года я, в полном отчаянии, начал занятия в
    летной школе разведчиков в Хильдесхейме. Нам читали лекции по теории и
    практике воздушной съемки, и в конце курса прошел слух, что нас пошлют
    служить в части, которые должны будут совершать специальные миссии для
    командования военно-воздушных сил. В самолете-разведчике наблюдатель также
    играет и роль штурмана, и мы все получили соответствующую подготовку. Вместо
    того чтобы пилотировать самолет, мы должны были сидеть неподвижно и доверять
    свою жизнь пилоту, к которому мы естественным образом относились как к
    дилетанту, пророчествуя, что в один прекрасный день он разобьется - и мы
    вместе с ним. Мы учили аэрофотосъемку, делали вертикальные и панорамные
    фотографии в районе Хильдесхейма. Остальное время было посвящено
    однообразной теории. В конце курса мы были назначены в свои части. Я
    переведен в эскадрилью дальней воздушной разведки 2F121 в Пренцлау.
    Два месяца спустя нас переводят в район Шнайдемюля. Началась война с
    Польшей! Я никогда не забуду свой первый полет через границу другого
    государства. Я сижу напряженно в своем самолете, ожидая того, что должно
    произойти дальше. Мы испытываем благоговейный страх перед зенитным огнем и
    относимся к нему со значительным почтением. Польские истребители поднимаются
    в воздух редко и с большим опозданием. То, что было сухим предметом в
    классной комнате, становится сейчас волнующей реальностью. Мы фотографируем
    железнодорожные станции в Торне и Кульме, чтобы установить направление
    движения и районы сосредоточения польских войск. Позднее наши миссии ведут
    нас дальше на восток к железнодорожной линии Брест-Литовск - Ковель - Луцк.
    Верховное командование хочет знать, как перегруппировываются на востоке
    поляки и что делают русские. Для миссий в южной зоне мы используем в
    качестве базы Бреслау.
    Война в Польше вскоре окончена, и я возвращаюсь в Пренцлау с Железным
    крестом 2-й степени. Здесь мой командир тут же понимает, что у меня не лежит
    душа к разведывательным полетам. Но он полагает, что при нынешнем состоянии
    дел мое прошение о переводе в часть пикирующих бомбардировщиков не будет
    иметь успеха. И в самом деле, несколько моих попыток оканчиваются ничем.
    Мы проводим зиму во Фрицларе неподалеку от Касселя. Наша эскадрилья
    совершает полеты на западе и северо-западе, поднимаясь в воздух с
    приграничных аэродромов. Мы летаем на очень большой высоте и поэтому каждая
    команда должна пройти специальное обследование для того, чтобы проверить
    свою пригодность для таких полетов. Вердикт Берлина - я не смог пройти тест
    на пригодность к полетам на большой высоте. Поскольку "Штуки" летают на
    малой высоте, моя эскадрилья поддерживает прошение о переводе в часть
    пикировщиков, и я обретаю надежду, что смогу воссоединиться со своей "первой
    любовью". Однако когда два экипажа один за другим пропадают без вести, меня
    снова посылают на обследование. На этот раз меня посчитали "исключительно
    пригодным для полетов на больших высотах", очевидно, что в первый раз они
    допустили ошибку. Но хотя Министерство не отдает конкретных приказов о моем
    назначении, я переведен в Стаммерсдорф (Вена) в авиационный тренировочный
    полк, который позднее переезжает в Крайлсхейм.
    Во время компании во Франции я исполняю обязанности адъютанта полка.
    Все мои попытки обойти соответствующие каналы и напрямую связаться с отделом
    кадров Люфтваффе не помогают - я черпаю сведения о войне из радио и газет.
    Никогда я так не падал духом как в это время. Я чувствовал себя так, как
    будто был сурово наказан. Один лишь спорт, которому я отдавал всю свою
    энергию и каждую свободную минуту, приносил мне некоторое облегчение. В это
    время я редко поднимался в воздух, да и то лишь в легком спортивном
    самолете. Основная моя работа заключалась в военной подготовке рекрутов.
    Вылетев на выходные дни в отвратительнейшую погоду на самолете Хейнкель-70,
    с командиром в качестве пассажира, я чуть не разбился в Швабских Альпах. Но
    нам повезло, и мы благополучно вернулись в Крайлсхейм.
    Мои бесчисленные письма и телефонные звонки наконец-то возымели
    действие, вероятно потому, что меня посчитали занудой, от которого надо
    избавиться. И вот я возвращаюсь в свой старый полк пикирующих
    бомбардировщиков в Граце, который в данный момент базируется в Кане на
    берегу Ла-Манша. Боевые действия здесь практически подошли к концу и мой
    друг, вместе с которым я служил еще в Граце, во время тренировок передает
    мне свой опыт полетов в Польше и во Франции. Я усваиваю его уроки достаточно
    быстро, поскольку я ждал этого момента целых два года. Но никто не может
    схватить все за пару дней, и даже сейчас я учусь новому не слишком быстро. У
    меня нет практического опыта. Здесь, во французской атмосфере вечной погони
    за развлечениями, мой образ жизни, пристрастие к спорту и привычка пить
    молоко еще более подозрительны, чем прежде. И поэтому когда нашу эскадрилью
    переводят на юго-восток Европы, меня посылают в резервную часть в Граце
    ожидать дальнейших распоряжений. Научусь ли я когда-нибудь своему ремеслу?
    Начинается компания на Балканах - и снова я оказываюсь не у дел. Грац
    временно используется в качестве базы для частей пикировщиков. Тяжело это
    видеть. Идет война в Югославии и Греции, а я сижу дома и практикуюсь в
    полетах в строю, бомбометании и ведении огня из бортового оружия. Я
    занимаюсь этим три недели и в одно прекрасное утро я неожиданно говорю себе:
    "Сейчас наконец-то прозвенел звонок и ты можешь делать с самолетом все, что
    захочешь". И это правда. Мои инструкторы изумлены. Диль и Йоахим могут
    выделывать любые трюки, когда ведут наш так называемый "цирк", но моя машина
    всегда держит свое место в строю, справа прямо за ними как будто бы я
    прикреплен невидимым канатом, неважно, начинают ли они петлю, пикируют или
    летят вниз головой. Во время учебного бомбометания я почти никогда не кладу
    бомбу дальше десяти метров от цели. В стрельбе с воздуха я обычно выбиваю 90
    очков из 100. Иными словами, я закончил обучение. В следующий раз, когда
    приходит запрос на пополнение для эскадрильи, находящейся на фронте, я буду
    одним из них.
    Вскоре после пасхальных каникул, которые я провожу, катаясь на лыжах в
    окрестностях Пребикля, долгожданный момент настает. Поступает приказ
    перегнать самолет в эскадрилью "Штук", расквартированную на юге Греции.
    Одновременно приходит приказ о моем переводе в эту часть. Лечу через Аграм и
    Скопье в Аргос. Здесь я узнаю, что должен следовать дальше на юг. Эскадрилья
    находится в Молаи, на самой южной оконечности Пелопонесса. Для того, кто
    получил классическое образование, полет особенно впечатляет и пробуждает
    многие школьные воспоминания. Я, не теряя времени, докладываю командиру
    своей новой части о прибытии. Я глубоко взволнован, наконец-то пришел мой
    час, и я скоро приму участие в серьезных военных операциях. Первым, кто меня
    встречает, является адъютант, его, и мое лицо одновременно мрачнеет. Мы -
    старые знакомые... это мой инструктор из Кана.
    "Что ты здесь делаешь?", спрашивает он.
    Его тон действует на меня как холодный душ.
    "Докладываю о прибытии".
    "Не будет тебе никаких боевых задач, пока ты не научишься как следует
    управлять "Штукой".
    Я с трудом сдерживаю гнев, но держу себя под контролем даже когда он
    добавляет с унизительной улыбкой: "Ты хоть чему-нибудь научился с тех пор?"
    Ледяное молчание - до тех пор, пока я не нарушаю нетерпимую паузу: "Я
    умею управлять самолетом".
    Почти с презрением - или мне так только показалось? - он говорит с
    ударениями, которые окатывают меня ледяной волной:
    "Я передам твое дело на рассмотрение командира и будем надеяться на
    лучшее. Пусть он решает. Это все, можешь идти и привести себя в порядок".
    Когда я вышел из палатки в слепящее солнечное сияние, я мигаю - не
    только потому, что оно такое яркое. Я борюсь с нарастающим внутри меня
    чувством отчаяния. Затем здравый смысл подсказывает мне, что у меня нет
    причин терять надежду. Адъютант может быть предрасположен против меня, но
    его мнение обо мне - это одно, а решение командира может быть совсем иным.
    Предположим даже, что адъютант имеет такое влияние на командира - но
    возможно ли, что решение не будет принято в мою пользу? Нет, вряд ли
    командир будет колебаться, потому что он даже не знает меня и, конечно же,
    составит свое собственное мнение. Приказ немедленно доложить командиру
    прерывает мои размышления. Я уверен, что он сам решит, как поступить со
    мной. Я докладываю. Он отвечает на мое приветствие довольно апатично и
    подвергает меня длительному и молчаливому осмотру. Затем он, растягивая
    слова, произносит: "мы уже знаем друг друга", и, возможно, заметив выражение
    несогласия на моем лице, отмахивается от моего молчаливого протеста
    движением руки. "Конечно, знаем, поскольку мой адъютант знает о вас все. Я
    знаю вас с его слов настолько хорошо, что вплоть до дальнейших распоряжений
    вы не будете летать с моей эскадрильей. Вот если в будущем у нас не будет
    хватать людей..."
    Я не слышу, что он мне говорит. В первый раз на меня что-то находит,
    какое-то чувство в глубине живота, чувство, которое я не испытывал несколько
    лет, до тех пор, когда однажды возвращался на самолете, изрешеченном
    вражескими пулями и серьезной потерей крови, которая высасывала мои силы.
    Я не имею ни малейшего представления о том, как долго говорит командир
    и еще меньше я знаю, о чем. Во мне бурлит восстание, и я чувствую, как в
    моей голове молотом стучит предупреждение: "Нет, не делай этого... не
    делай...". Затем голос адъютанта возвращает меня к реальности: "Вольно".
    Я вижу его в первый раз. Вплоть до этого момента я не уверен, что он
    присутствует. Он смотрит на меня каменным взглядом. Сейчас я полностью
    восстановил контроль над собой.
    Несколько дней спустя начинается операция по захвату Крита. Двигатели
    ревут над летным полем. Я сижу в своей палатке. Крит - это проба сил между
    "Штуками" и английским флотом. Крит - остров. Согласно всем военным
    аксиомам, только превосходящие военно-морские силы могут отобрать остров у
    англичан. Англия - морская держава. Мы - нет. Конечно же, нет, потому что
    Гибралтар не позволяет нам привести в Средиземноморье наши суда. Но эта
    военная аксиома, господство Англии на море сейчас ставится под сомнение
    бомбами наших пикирующих бомбардировщиков. А я сижу один в своей палатке...
    "Вплоть до дальнейших распоряжений вы не будете летать с моей
    эскадрильей!".
    Тысячи раз в день это предложение возмущает меня, высокомерное,
    саркастическое, делающее меня посмешищем. Снаружи раздаются голоса экипажей,
    взволнованно рассказывающих о своем опыте и о высадках наших
    воздушно-десантных войск. Иногда я пытаюсь убедить одного из них позволить
    мне лететь вместо него. Это бесполезно. Даже дружеский подкуп ничего мне не
    приносит. Время от времени, как мне кажется, я могу прочитать нечто вроде
    симпатии на лицах моих коллег, и затем горло пересыхает от еще более
    горького гнева. Когда взлетает самолет, я хочу заткнуть уши чтобы не слышать
    музыку моторов. Но не могу. Я слушаю. Я не могу с собой ничего поделать!
    "Штуки" работают непрерывно, один вылет сменяет другой. Они делают историю
    где-то там, в битве за Крит, а я сижу в своей палатке и рыдаю от ярости. "Мы
    уже знаем друг друга!" Совсем наоборот! Ни в малейшей степени! Я совершенно
    уверен, что даже сейчас я мог бы быть полезным эскадрильи. Я умею летать. У
    меня хватит воли выполнить задание. Предрасположенность стоит между мной и
    шансом получить рыцарские шпоры. Предрасположенность моего начальника,
    который отказывается дать мне возможность убедить его в том, что его
    "суждение" неправильно.
    Я собираюсь доказать вопреки его мнению, что со мной обошлись
    несправедливо. Я не позволю существовать этим предубеждениям против меня.
    Так с подчиненными нельзя обращаться, сейчас я это понимаю. Снова и снова
    пламя неповиновения бушует внутри меня. Дисциплина! Дисциплина! Дисциплина!
    Контролируй себя, только путем самоограничения ты сможешь достичь чего-то.
    Ты должен научиться понимать все, даже ошибки. Даже слепоту старших
    офицеров. Нет другого способа сделать себя более пригодным, чем они к роли
    командира. И понять ошибки своих подчиненных. Сиди в палатке и сдерживай
    свой темперамент. Твое время придет. Никогда не теряй уверенности в себе..." конец цитаты.
        
     
    | Просмотров: 4889 |
    ОРУЖИЕ ВЕРМАХТА. ГЕРМАНСКИЕ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ
    НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ
    НЕМЕЦКИЕ САУ
    НЕМЕЦКИЕ САМОЛЕТЫ. ОРУЖИЕ ЛЮФТВАФФЕ
    СЕКРЕТНЫЕ ПРОЕКТЫ ЛЮФТВАФФЕ
    Опознавательные знаки немецких танковых частей
    Тактика немецких танковых групп
    Оружие сухопутных войск (HEER). Огнестрельное, минное оружие.
    Немецкие броневики, БТР и различные гусеничные машины.
    Оружие Кригcмарине (ВМФ). Немецкие корабли, подводные лодки
    Артиллерия Вермахта. Немецкие пушки, минометы.
    Трофейная техника на службе Вермахта
    Оружие возмездия
    Инженерная техника и сооружения
    Обмундирование и элементы экипировки немецких солдат
    ВЕРМАХТ
    АВТОМОБИЛИ И ГРУЗОВИКИ ВЕРМАХТА
    ВОИНСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ВЕРМАХТА
    НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ И САУ. Оружие Панцерваффе
    ФАКТЫ
    Главнокомандующие Вермахта
    ГЕРМАН ГЕРИНГ
    ГЕЙНЦ ГУДЕРИАН
    ГЕНРИХ ГИММЛЕР
    ЭРИХ ФОН МАНШТЕЙН
    ЭРВИН РОММЕЛЬ
    КАРЛ ДЕНИЦ
    ГЕРД ФОН РУНШТЕДТ
    ВИЛЬГЕЛЬМ КЕЙТЕЛЬ
    ЭВАЛЬД КЛЕЙСТ
    АЛЬБЕРТ КЕССЕЛЬРИНГ
    ЛИЧНОСТИ
    Суд в Нюрнберге
    Партийные организации Германии
  • ГЕСТАПО
  • Германский трудовой фронт
  • Гитлерюгенд
  • Лига немецких девушек
  • НСДАП
  • НСКК
  • ПИМПФ
  • SS(Shutz Staffel)
  • SA (Sturmabteilung)
  • ТУЛЕ
  • Награды Германии
  • Награды ВДВ
  • Награды личного состава Вермахта и СС
  • Награды высшего командного состава
  • Награды полиции и гражданского населения
  • Награды пехотинцев
  • Награды танковых подразделений
  • Награды подразделений ПВО
  • Награды ВМФ
  • Секреты Вермахта
  • Тайное оружие Германии
  • Новая Швабия в Антарктиде
  • Летающие тарелки Германии
  • Оккультный Рейх
  • Экспедиции нацистов
  • Преступления против человечества
  • Секретные операции Абвера
  • Книги и мемуары о войне
  • Книги и мемуары немецких генералов
  • Немецкие авторы о войне
  • Музыка и песни Третьего Рейха
  • Военные марши Германии
  • Песни
  • Неизвестный Гитлер
  • Адольф Гитлер
  • Рейхстаг
  • ТРЕТИЙ РЕЙХ
  • Картины Гитлера
  • Фото Адольф Гитлер
  • Союзники Германии
    ЯПОНИЯ
    ИТАЛИЯ
    ИСПАНИЯ
    ЛИТВА
    ЭСТОНИЯ
    ЛАТВИЯ
    ХОРВАТИЯ
    ЧЕХИЯ
    ФИНЛЯНДИЯ
    СЛОВАКИЯ
    ВЕНГРИЯ
    РУМЫНИЯ
    АВСТРИЯ
    Немецкие художники о войне и своем народе
  • Картины
  • Плакаты пропаганды Германии
  • Фотогалереи
  • Фотогалереи-ВИДЕО
  • Немецкая военная техника
  • Немецкие солдаты
  • Боевая обстановка
  • ВИДЕО
  • Военные операции Германии
  • 1939
  • 1940
  • 1941
  • 1942
  • 1943
  • 1944
  • 1945
  • Военные карты
  • ---

    WW2HISTORY.RU | Возрастные ограничения от 21+