Военно-Исторический портал посвященный Второй Мировой войне. » Награждены посмертно » Н. П. ХЛЕБОВ - ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
ВООРУЖЕНИЕ СССР
СОВЕТСКИЕ ТАНКИ
СОВЕТСКИЕ САУ
Вооружение воздушных сил. РУССКИЕ САМОЛЕТЫ
Вооружение морских сил (ВМФ). Русские корабли и подводные лодки
Вооружение сухопутных сил. Огнестрельное, минное оружие.
РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ
Советские броневики, БТР и гусеничные машины
Обмундирование и знаки отличия Красной Армии
Штатная организация частей и подразделений РККА
Вооружение артиллерии
ФАКТЫ
РУССКИЕ БРОНЕТАНКОВЫЕ ВОЙСКА
Личности и выдающиеся конструкторы СССР
АСЫ
ГЕНЕРАЛЫ И ПОЛКОВОДЦЫ СССР
ИОСИФ СТАЛИН
ГЕОРГИЙ ЖУКОВ
КОНСТАНТИН РОКОССОВСКИЙ
КЛИМ ВОРОШИЛОВ
ИВАН КОНЕВ
ЛЕОНИД ГОВОРОВ
ФЕДОР ТОЛБУХИН
РОДИОН МАЛИНОВСКИЙ
СЕМЕН ТИМОШЕНКО
НИКОЛАЙ ВАТУТИН
ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА
  • Русские партизаны
  • Украинские партизаны
  • Белорусские партизаны
  • Прибалтийские партизаны
  • Еврейские партизаны
  • Бульбовцы
  • Награды
  • Высшие степени отличия
  • Ордена
  • Медали
  • За подвиги женщинам
  • Сражения и операции СССР
  • 1940
  • 1941
  • 1942
  • 1943
  • 1944
  • 1945
  • Военные карты
  • Горьковская (Нижегородская) область в годы войны
  • Награждены посмертно
  • ГЕРОИ
  • Город Горький - город воинской славы !!!
  • Воспоминания ветеранов ВОВ Нижегородской области
  • Фронтовая жизнь советских воинов
  • Военные марши
  • Песни
  • Дороги войны
  • ПИСЬМА С ФРОНТА
  • Документы и удостоверения
  • ПОДВИГИ
  • Жертвы войны
  • Поле битвы
  • Числа
  • Союзники СССР. Антигитлеровская коалиция
    ПОЛЬША
    ФРАНЦИЯ
    КАНАДА
    АМЕРИКА
    АНГЛИЯ
    ДРУГИЕ СТРАНЫ
    ФОТОГАЛЛЕРЕИ
    Секретные материалы
  • Тайные операции
  • Разведка СССР
  • Тайны
  • РОА
  • Книги и мемуары о войне
  • Книги
  • Мемуары
  • Фотогалерея
  • Военная техника
  • Воины
  • Плакаты пропаганды
  • Картины о войне
  • Элементы сражений
  • ВИДЕО
  • РУССКИЕ ТАНКИ
  • РУССКИЕ САМОЛЕТЫ
  • ФИЛЬМЫ/СЕРИАЛЫ О ВОЙНЕ
  • ПРОПАГАНДА
  • Меню сайта

    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Обратная связь
    Правообладателям
    От авторов сайта
    Ресурсы
    Опрос на сайтеWW2History.ru

    Рокоссовский
    Жуков
    Конев
    Ватутин
    Малиновский
    Говоров
    Толбухин



    Яндекс цитирования
    Яндекс.Метрика
     [ Награждены посмертно Н. П. ХЛЕБОВ - ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
    А я вот плавать только в армии научился - признался Ахмед.
    Эту сцену можно было наблюдать утром 26 марта в устье Южного Вуга. Шел 1944 год - год сокрушительных ударов Краской Армии по врагу. Наши войска на юге обошли тогда фашистскую группировку оборонявшую город Николаев, и приближались к Одессе. 20 марта завязались ожесточенные бои на ближних подступах к Николаеву. Наше командование решило высадить в Николаеве десант. Он должен был отвлечь значительную часть сил врага, посеять в рядах гитлеровцев панику, воспрепятствовать уничтожению подготовленных к взрыву сооружений порта верфи и жилых домов.
    Десант было решено сформировать из моряков 384-го Отдельного батальона морской пехоты. Войцы батальона, несмотря на дождь и слякоть» только что с ходу на подступах к Николаеву взяли Александровну, Богоявленское и под покровом темноты ворвались в Широкую Балку. Но соседи не сумели вовремя поддержать батальон, и пришлось ему отойти в Богоявленское.
    Выбор командования был не случаен. 384-й Отдельный батальон морской пехоты, сформированный в конце лета 1943 года, успел отличиться во многих боях. Особой дерзостью, внезапностью и ощутимым уроном врагу отличались его десантные операции при освобождении Таганрога, Мариуполя, Осипенко, при форсировании Днепровского лимана. Многие воины батальона еще раньше принимали активное участие в обороне Одессы, Севастополя, Сталинграда, Новороссийска.
    Командовал батальоном майор Федор Евгеньевич Котанов, бывший ранее начальником штаба легендарного батальона Цезаря Куникова, с таким упорством оборонявший плацдарм на Малой земле под Новороссийском. Командиром роты автоматчиков в этом батальоне был старший лейтенант Константин Федорович Ольшанский. За умелое командование ротой в предыдущих боях он был награжден орденом Александра Невского. До войны в Севастополе окончил флотскую школу, курсы младших лейтенантов. Как отличника его оставили на этих курсах командиром учебного взвода, затем поручили командовать учебной ротой. Он долго добивался и добился наконец отправки на фронт.
    При формировании батальона майор Котанов в присутствии Ольшанского сам отбирал бойцов в роту автоматчиков.
    — Везет мне на горьковчан! — воскликнул он, когда к столу подошел и представился матрос Николай Хлебов.— Ведь замполитом у нас под Новороссийском, в Куниковском батальоне, был тоже горьковчанин и тоже Николай — Старшинов. Вот даже до сих пор помню, что он из Варваринского района Горьковской области.
    — Варнавинского,— осторожно поправил Николай,— это соседний с нашим район, я из Краснобаковского... А река у нас одна — Ветлуга.
    — 1921 года рождения, образование 7 классов, член ВЛКСМ,— продолжал Котанов вслух читать с учетной карточки Хлебова,— призван в конце 1940 года. Службу начинал на Балтике под Ленинградом, затем Черное море... Батарея береговой охраны... Ба, да ты, братец, участник десанта майора Куникова! Что ж ты молчишь?!
    Хлебов пожал плечами: чего, мол, тут говорить, не один, он там был.
    А майор читал дальше: — Был ранен... госпиталь. Награжден медалью «За отвагу».
    — Фамилия-то какая — Хлебов,— заметил комбат, передавая учетную карточку Ольшанскому.— Тебе бы хлеб сеять да убирать...
    — А я и сеял, колхозником был до армии,— ответил Николай и посмотрел на свои мозолистые, в ссадинах руки.
    Вот так наш земляк попал в роту автоматчиков, покрывшую себя при освобождении ряда приморских городов неувядаемой славой.
    ...Вечером в хату на окраине Богоявленского, в которой разместилась рота автоматчиков, пришел парторг батальона капитан Алексей Федорович Головлев. Завязался разговор о» прошедших и предстоящих боях, о Николаеве — городе русской морской славы.
    — До войны красивый город был, я бывал в нем,— сказал парторг.— Два с половиной года хозяйничали в нем фашисты,. Разрушили многие жилые здания, заводы. И еще перед уходом разрушат.
    — Так надо же действовать, а мы тут в теплой хате сидим-Чего ждать-то?—спросил Хлебов и, удивившись своей смелости, покраснел.
    Капитан Головлев расстегнул планшетку, вытащил оттуда аккуратно сложенную схему Николаева.
    — Вот видите,— ткнул он карандашом,— на северной окраине Николаева в глубокий многоводный Южный Буг впадает река Ингул. Обе эти реки прикрывают Николаев с севера, юга и запада. А с востока только перешеек, километра три шириной. Тут очень туго придется при прорыве: полно балок и холмов, да и оборона у немцев здесь похлеще, чем на реке Миус в Ростовской области.
    Желающих в десант было хоть отбавляй. Отбирали самых, смелых, выносливых, находчивых. Уважили и просьбу Николая Хлебова. Он был назначен пулеметчиком. Вторым номером к нему — краснофлотец Абдулмеджидов. Командиром десанта стал любимец всего батальона старший лейтенант Константин Ольшанский, заместителем командира по политчасти — капитан Алексей Головлев, начальником штаба — старший лейтенант Григорий Волошко, знавший немецкий язык.
    К вечеру следующего дня все было готово. Проверено оружие. На Хлебове, как и всех, была телогрейка, ватные брюки, кирзовые сапоги, шапка-ушанка. Поверх теплой одежды — плащ-палатка* Бескозырку бережно уложил в туго набитый боеприпасами и сухим пайком вещмешок.
    Задачу десантникам ставил сам командир батальона майор Котанов.
    — Главное — внезапность,— заключил он.— Тогда и численность врага нам не страшна... Ну и связь держите с нами постоянно. Рации берегите.
    В сумерках на берег Южного Буга пришло 67 десантников: 55 бойцов и командиров морской пехоты и 12 саперов и связистов пехотной гвардейской части.
    Погода не благоприятствовала, дул сильный северный встречный ветер, шел дождь, совсем не похожий на весенний. Одно радовало: пасмурная погода поможет скрытно подойти к цели.
    Позади осталась Широкая Балка. Теперь на протяжении семи километров и левый, и правый берега были заняты фашистами. Хлебов и еще три краснофлотца что было силы налегли на весла.
    «Хорошо, что река здесь широкая, берега далеко, а течение, видно, небыстрое,— с удовлетворением подумал Хлебов.— И правильно, что голицами запасся, без них руки бы стер...»
    С берегов изредка взлетали немецкие ракеты, но их дрожащий желтый свет сквозь сетку дождя почти не доходил до лодок.
    Ветер усилился. Волны переплескивались через борта. Котелками и чем попало десантники непрерывно откачивали воду.
    Высадились в Торговом порту Николаева не в полночь, как предполагалось, а перед рассветом. Пожелание внезапности осуществилось: немцы здесь их не ждали. Бесшумно сняли часовых. Саперы проделали проходы на берегу, обезвредили мины. Они же обнаружили кабели для взрыва порта, вырезали несколько десятков метров.
    Ольшанский решил элеватор не занимать: высоченный, он стоял особняком и был хорошей мишенью для немецких ору-
    Десантники быстро приспособили для круговой обороны только портовых зданий. Группа младшего лейтенанта Корда заняла первый этаж портовой конторы, младшего лейтенанта Чумаченко — второй. В этой группе был и Николай Хлебов. Он понимал, что здесь, в этом главном здании порта, ему и его боевым товарищам придется вынести основную тяжесть удара.
    На подернутой утренней дымкой дороге, ведущей из города в порт, появилась рота фашистов. Застигнутые врасплох перекрестным огнем, они почти все были уничтожены. Меняя диски в ручном пулемете и поглядывая в амбразуру на усеянный: трупами мокрый от ночного дождя конторский двор, Хлебов сказал Абдулмеджидову:
    — Первый блин, а не комом...
    — Всыпали шакалам,— отозвался Ахмед, утирая рукавом: пот с лица.
    — Больше таких легких побед не будет, Ахмед. Теперь держись...
    А вскоре на дороге показалась еще одна колонна фашистов. Рассыпавшись по полю, они с ходу пошли в атаку. Теперь их было вдвое больше. Вот они подбежали к железнодорожной: ветке, и, прячась за вагонами со взрывчаткой, стали приближаться к конторе. Десантники открыли плотный огонь и зажигательными пулями подожгли несколько вагонов. Прогремели один за другим мощные взрывы. Хлебову показалось, что у него лопнули барабанные перепонки. Все вокруг заволокло дымом с резким луково-чесночным запахом. Стало трудно дышать. Дымовая завеса помогла гитлеровцам приблизиться к каменному забору, который был невдалеке от конторы.
    Они строчили из автоматов по окнам, бросали гранаты. Дым постепенно рассеялся. Стало видно, как из-под горы к порту бегут новые группы немцев. Они кричали:
    — Русс партизан, сдавайс!
    — Слышь, за кого нас принимают? — стараясь перекрыть грохот боя, крикнул в самое ухо Николай Ахмеду. И с еще большей злостью, прицелившись, нажал на спусковой крючок пулемета.
    Благодаря меткому огню десантников, их выдержке и хорошо организованной обороне и эта атака фашистов захлебнулась. Гитлеровцы залегли за высоким забором конторы. Долго вели бешеный огонь из автоматов. Потом вдруг все сразу стихло.
    Тишина на фронте всегда кажется зловещей, как затишье перед бурей. А бурю фашисты готовили основательную: с окраины города загрохотали пушки, завыли, заскрежетали шестиствольные минометы. В расположении десанта все потонуло в море огня и дыма, в непрерывном грохоте. Гитлеровцы поднялись в третью атаку. Артиллерия врага на некоторое время замолчала. И тут же ожили амбразуры десанта. А среди атакующих с грохотом начали рваться снаряды. Это заговорила наша дальнобойная артиллерия, огонь которой был вызван Ольшанским по рации. Третья атака тоже была отбита с большими для врага потерями. Но и десантников становилось все меньше и меньше. Снарядами разрушило многие, казавшиеся надежными, укрытия. Десант был окружен двумя батальонами гитлеровцев. Но боевым духом, решимостью драться до конца наши воины превосходили врага.
    ...После еще более продолжительной артподготовки фашисты ринулись в четвертую атаку. Николай опять без устали короткими прицельными очередями вел огонь по врагу из своего ручного пулемета, а когда гитлеровцы все же приблизились к зданию конторы, он и Абдулмеджидов стали бросать в проемы окон гранаты. В грохоте боя их разрывы были еле слышны. Но Николаю и Ахмеду было видно, как падают сраженные осколками немцы и не только перед их окнами, но и перед другими.
    «Значит, живы друзья, значит, мы еще повоюем...»— думали они, пригибаясь после очередного броска.
    Но вот снаряды разрушили контору элеватора. Под обломками погибли ее защитники. Фашисты вновь устремились к конторе порта. Однако всех их уложил пулеметный и автоматный ливень с первого и второго этажей. В этом ливне были и: пулеметные очереди Хлебова.
    ...Опять небольшая передышка.
    Подполз матрос Казаченко, тезка Хлебова.
    — Прочти и передай товарищу,— протянул он Николаю «боевой листок».
    — Ахмед, ты наблюдай, я почитаю,— сказал Хлебов, поудобнее устраиваясь у полуразрушенной стены.
    «Боевой листок» сообщал о подвигах в отражении недавних атак его боевых друзей, призывая мстить за гибель Дерманоз-ского, Пархомчука и Недогибенко, ценой жизни не пропустивших врага.
    И снова грохот разрывов снарядов. Немцы подкатили пушки ближе к порту на прямую наводку. И вот еще атака. Гитлеровцы уже у конторы. В это время в проеме окна на втором этаже показалась фигура матроса в тельняшке. Он метнул одну за другой две гранаты и тяжело раненный рухнул на пол. Уцелевшие гитлеровцы, увидав тельняшку, с криками: «Руссиш маринен! Шварце тейфель!» — бросились бежать. Меткие матросские пули, настигая их, обрывали эти крики.
    — Поняли наконец, с кем дело имеют,— крикнул Хлебов Ахмеду.
    Да, немцы, поняли, что с десантом не так-то легко справиться с штабом и рацией»,— с болью подумал Хлеоов и просился к завалу. Рядом одной рукой работал раненый Ходаков, вскоре к ним присоединился Щербаков. Ольшанский, Головлев и другие были спасены. Травмы, сильные ушибы не помешали им перейти в соседнее помещение и тут же включиться в бой. Люди-то остались живы, но вышли из строя обе рации. Связь с Большой землей прекратилась. Хлебов видел, с какой радостью Ольшанский смотрел на радиста старшего матроса Александра Лютого, когда тот доложил, что ему удалось исправить одну из радиостанций.
    А вскоре обстановка еще более осложнилась. В атаку пошли три немецких танка. Николай видел, как они, белея при поворотах крестами на грязно-желтой боковой броне, покачивая башнями и длинными стволами орудий, стремительно катились, казалось, прямо на него. Он взял из ниши противотанковую гранату. Но танки вдруг остановились у развалин каменного забора. Отрывисто и резко прозвучали их выстрелы. И тут же деревянно-сухо защелкали противотанковые ружья. С визгом в левом танке начали рваться внутри снаряды, а вскоре всю стальную громадину заволокло черным нефтяным дымом. Остальные два танка, кроша остатки каменного забора, рванулись вперед. Тогда поднялся с пола лежавший недалеко от Хлебова Валентин Ходырев. У него была оторвана осколком снаряда левая рука. Схватив правой рукой противотанковую гранату, он через пролом в стене выбрался наружу и пошел прямо на один из танков. Он погиб от осколков своей гранаты, но и подорвал танк.ся. Сняв с фронта несколько подразделений, они направили их в район порта. До полуночи
    продолжались жаркие схватки! Десантники дрались лихо, многие из них были ранены, но оставались в строю. В эти трудные минуты среди десантников то тут, то там появлялся капитан Головлев. В одну из коротких передышек подполз он и к расчету Хлебова. Николай не сразу узнал парторга батальона: он весь был с ног до головы в кирпичной пыли, в порванной во многих местах шинели.
    — Надо еще немного продержаться, ребята,— сказал он, тяжело дыша.— По рации получили шифровку — скоро наши пойдут на штурм Николаева.
    Сквозь грохот канонады и трескотню автоматов послышался знакомый гул авиационных моторов. Хлебову в амбразуру было видно, как «илы» начали пикировать на немецкую батарею, было слышно, как загудела, ходуном заходила от разрывов земля. Огонь немецкой артиллерии прекратился. «Наши! » — радостно забилось в голове Николая.
    Но только удалились самолеты, уцелевшие пушки и шестиствольные минометы открыли еще более яростный огонь. Контора, вернее, то, что осталось от конторы, заходило ходуном. Матросы Хлебов, Фадеев, Щербаков, Ходаков и некоторые другие вынуждены были спуститься в бетонный полуподвал. Николай и Ахмед заняли амбразуру погибшего десантника и продолжали вести огонь. От гари и пыли трудно было дышать. Осыпалась штукатурка, обломки кирпича. Стиснув зубы, друзья продолжали отбивать атаки. Вскоре сильным взрывом разрушило внутреннюю стену конторы. Ведь там Ольшанский со штабом и рацией»,— с болью подумал Хлебов и бросился к завалу. Рядом одной рукой работал раненый Ходаков, вскоре к ним присоединился Щербаков. Ольшанский, Головлев и другие были спасены. Травмы, сильные ушибы не помешали им перейти в соседнее помещение и тут же включиться в бой.
    К зданию оборонявшихся противник начал подтягивать танки и силы. Вот на открытой площади появились два танка, за ними еще третий.
    Третий танк успел из огнемета поджечь здание конторы. Хлебов и другие бойцы пытались сбить пламя плащ-палатками. Но в окна полетели немецкие гранаты.
    — Перейти в соседнее помещение! За мной! — скомандовал Ольшанский*— Гранаты к бою!
    Фашисты снова откатились. И снова по развалинам зданий, в которых чудом держались десантники, били пушки и минометы. Появились «юнкерсы». Они пикировали так низко* что отчетливо были видны их неубирающиеся кривые шасси. Несколько минут длилось это бомбовое землетрясение. А потом снова атака.
    В критический момент боя, когда фашисты попытались проникнуть в контору, а многие бойцы вышли из строя, к амбразурам встали Ольшанский и Головлев. Но вскоре взрывом гранаты был смертельно ранен Головлев. Снова из строя вышла рация. Ольшанский послал донесение с нарочным — опытным разведчиком старшиной первой статьи Юрием Лисицыным. Дважды раненный во время выполнения этого поручения, он пробрался сквозь вражеские заслоны и вовремя доставил записку командиру батальона. На помощь десанту была выслана авиация.
    А пока Лисицын пробирался к основным силам наших войск, осажденным пришлось отразить еще одну атаку немецких танков. С близкого расстояния они из огнеметов опять подожгли здание конторы. Завязался гранатный бой. Пожар
    С близкого расстояния они из огнеметов опять подожгли здание конторы. Завязался гранатный бой. Пожар конторы снова удалось потушить, но огнеметы подожгли и другие здания. Загорелся свинарник, в котором оборонялась часть десантников. Одежду тушили, катаясь по полу. Уже было отбито шестнадцать атак. Вокруг сотни вражеских трупов. Но и у десантников потери были велики. Их оставалась буквально горстка. Из командиров в живых был только Ольшанский. Подходили к концу боеприпасы. Кончалась вода в флягах, мучила жажда, кровоточили и ныли раны. Во время отражения последней атаки Ольшанский запел «Варяга», Хлебов и все остальные воины подхватили:
    Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,
    Пощады никто не желает.
    В этом, последнем в тот день бою, 26 марта 1944 года, пал смертью храбрых командир десанта старший лейтенант Константин Федорович Ольшанский и почти все участники обороны портовой конторы. Геройски погиб и наш земляк краснофлотец Николай Павлович Хлебов. Но когда утром 27 марта немцы, уже в составе небольшого отряда, стали приближаться к развалинам конторы, их снова встретил автоматный огонь. Это стреляли очнувшиеся от контузии десантники Николай Щербаков, Кузьма Шпак и Иван Удод. Весь день гитлеровцы обстреливали из пушек и минометов развалины зданий порта.
    А перед полуночью немцы решили провести последний, решительный штурм. Но он не состоялся. Ночью наши войска после упорного боя ворвались в Николаев и к утру очистили его от фашистов. Из 67 десантников в живых нашли только 12. Трое из них умерли в госпитале от ран.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года всем участникам десанта было присвоено звание Героя Советского Союза. Большинству из них, в том числе и нашему земляку из Красных Баков Николаю Павловичу Хлебову,— посмертно.
    Погибших со всеми воинскими почестями похоронили в братской могиле на центральной площади Николаева, на крутом берегу Ингула, недалеко от Южного Буга. В 1947 году на площади имени Шестидесяти семи Героев был воздвигнут величественный монумент. А рядом — улица имени Константина Ольшанского. Там, где шли бои десанта, распахнул свои двери музей имени К. Ольшанского. Среди портретов Героев — портрет нашего земляка Николая Хлебова. Его именем названа улица в Красных Баках, на доме его детства и юности — мемориальная доска.
    После Николаева 384-й Николаевский отдельный батальон морской пехоты участвовал в освобождении Румынии и Болгарии. Из девятерых, оставшихся в живых участников Николаевского десанта, погибли еще двое.
    В Санкт-Петербурге, в Центральном Военно-Морском музее хранится знамя 384-го Николаевского Краснознаменного отдельного батальона морской пехоты, под которым сражался наш земляк Николай Хлебов. Частым гостем музея до недавнего времени был бывший командир батальона капитан 1-го ранга в отставке Герой Советского Союза Федор Евгеньевич Котанов. Он там, в музее, выступал перед молодежью, рассказывал им и о подвиге Николаевского десанта.
    Автор публикации: Л. Тюльников

    [u][/u]
        
     
    | Просмотров: 2351 |
    ОРУЖИЕ ВЕРМАХТА. ГЕРМАНСКИЕ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ
    НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ
    НЕМЕЦКИЕ САУ
    НЕМЕЦКИЕ САМОЛЕТЫ. ОРУЖИЕ ЛЮФТВАФФЕ
    СЕКРЕТНЫЕ ПРОЕКТЫ ЛЮФТВАФФЕ
    Опознавательные знаки немецких танковых частей
    Тактика немецких танковых групп
    Оружие сухопутных войск (HEER). Огнестрельное, минное оружие.
    Немецкие броневики, БТР и различные гусеничные машины.
    Оружие Кригcмарине (ВМФ). Немецкие корабли, подводные лодки
    Артиллерия Вермахта. Немецкие пушки, минометы.
    Трофейная техника на службе Вермахта
    Оружие возмездия
    Инженерная техника и сооружения
    Обмундирование и элементы экипировки немецких солдат
    ВЕРМАХТ
    АВТОМОБИЛИ И ГРУЗОВИКИ ВЕРМАХТА
    ВОИНСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ВЕРМАХТА
    НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ И САУ. Оружие Панцерваффе
    ФАКТЫ
    Главнокомандующие Вермахта
    ГЕРМАН ГЕРИНГ
    ГЕЙНЦ ГУДЕРИАН
    ГЕНРИХ ГИММЛЕР
    ЭРИХ ФОН МАНШТЕЙН
    ЭРВИН РОММЕЛЬ
    КАРЛ ДЕНИЦ
    ГЕРД ФОН РУНШТЕДТ
    ВИЛЬГЕЛЬМ КЕЙТЕЛЬ
    ЭВАЛЬД КЛЕЙСТ
    АЛЬБЕРТ КЕССЕЛЬРИНГ
    ЛИЧНОСТИ
    Суд в Нюрнберге
    Партийные организации Германии
  • ГЕСТАПО
  • Германский трудовой фронт
  • Гитлерюгенд
  • Лига немецких девушек
  • НСДАП
  • НСКК
  • ПИМПФ
  • SS(Shutz Staffel)
  • SA (Sturmabteilung)
  • ТУЛЕ
  • Награды Германии
  • Награды ВДВ
  • Награды личного состава Вермахта и СС
  • Награды высшего командного состава
  • Награды полиции и гражданского населения
  • Награды пехотинцев
  • Награды танковых подразделений
  • Награды подразделений ПВО
  • Награды ВМФ
  • Секреты Вермахта
  • Тайное оружие Германии
  • Новая Швабия в Антарктиде
  • Летающие тарелки Германии
  • Оккультный Рейх
  • Экспедиции нацистов
  • Преступления против человечества
  • Секретные операции Абвера
  • Книги и мемуары о войне
  • Книги и мемуары немецких генералов
  • Немецкие авторы о войне
  • Музыка и песни Третьего Рейха
  • Военные марши Германии
  • Песни
  • Неизвестный Гитлер
  • Адольф Гитлер
  • Рейхстаг
  • ТРЕТИЙ РЕЙХ
  • Картины Гитлера
  • Фото Адольф Гитлер
  • Союзники Германии
    ЯПОНИЯ
    ИТАЛИЯ
    ИСПАНИЯ
    ЛИТВА
    ЭСТОНИЯ
    ЛАТВИЯ
    ХОРВАТИЯ
    ЧЕХИЯ
    ФИНЛЯНДИЯ
    СЛОВАКИЯ
    ВЕНГРИЯ
    РУМЫНИЯ
    АВСТРИЯ
    Немецкие художники о войне и своем народе
  • Картины
  • Плакаты пропаганды Германии
  • Фотогалереи
  • Фотогалереи-ВИДЕО
  • Немецкая военная техника
  • Немецкие солдаты
  • Боевая обстановка
  • ВИДЕО
  • Военные операции Германии
  • 1939
  • 1940
  • 1941
  • 1942
  • 1943
  • 1944
  • 1945
  • Военные карты
  • ---

    WW2HISTORY.RU | Возрастные ограничения от 21+